Биржа баннеров
Цена от до  у.е.
Главная Владельцам сайтов Дизайнерская Важные материалы О проекте Обратная связь
 
 
забыл пароль | регистрация
SiteHeart
>Справка
Штрихкоды
Стандарт штрихкода EAN-13
ASCII-код
Анонимный криптоаналитик - математик Чарльз Бэббидж
Идея Альберти
Полиалфавитный шифр
Шифр Цезаря
Перестановочное шифрование
Стеганография
Комната 40
Телеграмма Циммермана
Принцип Керкгоффса
Коды, шифры и ключи
Криптография - искусство написания и вскрытия шифров
Opera перходит на WebKit
Кредитный брокеридж
Франшиза для маленьких
Российский авторынок преодолел докризисный "пик"
Рынок льготной аренды в Москве
Поддельные пятитысячные рублевые банкноты
Онлайновые супермаркеты
Растущая популярность краудфандинга
Уроки Facebook
Франчайзинговые предприятия в США
Сетевой маркетинг
Консалтинговая компания McKinsey
Устойчивый к рецессии нишевой бизнес
География стартапа
Проблемы американского компьютерного гиганта Dell
О противостоянии основателей и инвесторов Dream Industries
В России началось внедрение Универсальной электронной карты
Группа "Нэфис"
Газпромбанк
Nokian Tyres - непродовольственные товары
"Яндекс" - Информационные и развлекательные ресурсы
Ozon.ru
Владелец "Глории Джинс"
Самая затратная статья в бюджете фарм - компаний
Будущий интерфейс
Офлайк
Идеи краудсорсинга
Дейв Голдберг - интернет-предприниматель
Кабинетные игры
Офисные каратели
Фитнес для ленивых - оксюморон
В онлайне стали появляться свои "Ашаны" и "Пятерочки"
Арендные ставки в столице могут снизиться
Американская обувная компания Crocs
Присоединение к ВТО
Китайский летчик Taobao
Компания I Like - одноименный брэнд электронных сигарет
Особенности сертификации СЗИ
Защитите свой компьютер
Вредоносные программы будут эволюционировать
Windows 8 индивидуальная улучшенная защита
Электронная подпись для Web-порталов и облачных сервисов
Телефонные закладки
Безопасное использование технологии QR-кодов
Защита АСУ ТП: от теории к практике
Защита виртуальных ЦОД
Data-центр - вопросы надежности
Сфера информационных разработок
IDM-система важная мера борьбы с компьютерными преступлениями
Защита информации о сложном простыми словами
Центр администрирования Active Directory
Написать свой фреймворк
Банковская автоматическая денежная машина
Мобильная операционная система
Безопасная ОС от Kaspersky Lab
Компания JetBrains
Google представил новую версию Android 4.2
Компания ASUS представила новую модель PadFone2.0
Новая стабильная версия Firefox 16
Стремительное развитие коммуникаций в Интернете
Идеальная рекламная кампания
Преимущества открытых инноваций
Лидерство в технологической гонке
Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности
Частные инвесторы работающие с инновационными проектами
Прогноз - дело неблагодарное
Бесплатная Академия дистанционного обучения
Запрете на ввоз живого скота из ЕС
Sky Express и "Авианова" покинули российский рынок авиаперевозок
Разработка интерфейса для игры UFO: The legacy
Happy Meal McDonalds
Julia Klikc
Фирменный стиль ELITEO Financial Group
Новая идеология потребления видео в Интернете
Создания систем мониторинга событий
Перспективы юридического электронного документооборота
Безопасна ли IТ-безопасность
Авторская социальная сеть "Цифровой автограф"
SafePhone - решение для защиты корпоративной сотовой связи
Современные компьютерные угрозы
Терминальный доступ
Онлайн банкинг
Киберпреступность в банковской сфере
Создание и настройка целей Google Analitics
Система рекламы в социальных сетях
Обзор статейных бирж
Эффективные инструменты E-mail маркетинга
Купонные сервисы
Нововведения в Google
Фильтры Яндекса
Эффективность web-аналитики
Обзор SEO-форумов
Потенциальное будущее SEO-сферы
SEO-статья и ее составляющие
Что такое SE0 сегодня
Развитие SEO-оптимизации
История возникновения SEO-продвижения
Глобальная сеть Интернет
Обзор надежных и проверенных хостингов
Облачный хостинг
Как правильно выбрать хостинг
Самые популярные разновидности хостинга
Ценность франшизы
На сколько важны социальных медиа
Китайский стиль ведения бизнеса
CEO привлеченные в компанию со стороны
Поиск наемного менеджера
Медицинский туризм
Внедрение корпоративных соцсетей
Каждый десятый предприниматель в Черногории - россиянин
Скромный ресурс aviasales.ru
История Sony
3D-принтера становится всё ближе к массам
Квадратный спаситель
Прощай YouTube
Финансовые падения на периферии Европы
Крупнейшая в Монголии золотодобывающая компания "Золотой Восток Монголия"
"Мать и дитя" - входит в пятерку лидеров российского рынка медицинских услуг
Почему большие состояния демотивируют
Насколько в России можно наследовать богатство
Бизнес семьи Ротенбергов
Наследники состояний участников списка Forbes
Венчурный капиталист Дэвид Картер
На системе WORDPRESS 60 млн сайтов
Корпоративная культура в современном бизнесе
Калифорнийская компания Intuit
Биржа вырождается в казино
Бум социальных сетей начался всего шесть лет
Рост прямых иностранных инвестиций в мире продолжается
Запрет на доступ в "виртуальные курилки"
Как корпорациям выстраивать свои стратегии в социальных сетях
Трио создателей Easy Meal
Оперативная реакция основа эффективного маркетинга
Рынок натурального зернового кофе
На биржевых площадках воцаряются торговые роботы
У сетевого ритейла обычно три подхода к СТМ
Первая волна открытия коворкингов
Американские посевные инвесторы
Набирающий популярность на Западе краудфандинг
Как работает поисковое продвижение сайта?
Разработка сайта для оказания услуг
Туры в Пиерию, Греция
Как повысить продажи
Об эффективности баннеров
Форматы баннеров
Показать весь список


Лидерство в технологической гонке



Небольшая статистическая выкладка, подтверждающая то, о чем многие и так догадываются: список крупнейших компаний США Fortune-500 за первые тридцать лет существования (1955-1985) обновился па 53%; следующий, еще не вполне завершившийся тридцатилетний цикл (1985-2015) уже сейчас выглядит куда более турбулентным: 72% былых грандов бизнеса успели вылететь из почетного ряда. Мир становится все более беспокойным и непредсказуемым местечком  в смысле удержания рыночных позиций и выполнения «планов устойчивого развития» корпорациями. Теснят титанов и сбрасывают их с Олимпа в последinie десятилетия, как известно, в основном относительно молодые высокотехнологичные компашш  даже в традиционных отраслях, а не только благодаря накачке капитализации в новых хайтек-секторах экономики.

Странность момента заключается в том, что массивные бюджеты корпораций на внутренние НИОКР больше не гарантируют им ни технологического превосходства, ни адекватного прироста бизнеса: нахальные новички с гораздо более скромными финансовы-
ми ресурсами, явившиеся невесть откуда, то и дело обходят их на поворотах. Американское агентство управлешгеского консалтинга Booz & Company па протяжении уже почти целого десятилетия пристально изучает «инновационную тысячу»  корпорации, которые тратят на инновации больше всех в мире. В недавно опубликованном исследовании агентства1 есть пикантная деталь, которая становится заметна, если положить рядом два рейтинга  «самых инновационных» и «самых щедрых иа R&D-2» корпораций мира: пересечений в Топ-10 всего три. Похоже, «машинка», успешно работавшая со времен Томаса Алва Эдисона, основательно забарахлила: эскалация корпоративных инновационных бюджетов (а за последние десять лет они росли, несмотря на кризисы, в среднем на 6% в год) не приносит результата. «Даже иа длинных временных отрезках не прослеживается строгой корреляции между количеством средств, которые компания тратит па инновации, и ее общим финансовым итогом», констатирует Том Стюарт, директор по маркетингу и знаниям Booz & Company. Это означает простую вещь: важнее не сколько тратитсяна инновации, а как именно  с точки зрения стратегии корпорации и организации инновационного процесса.

Технологическое завоевание и удержание рынков в индустриальную эпоху вершилось армиями корпоративных ученых и разработчиков, которые вели напряженные изыскания в секретных лабораториях. Причем это были изыскания полного цикла  от фундаментальной науки до создания конечного продукта. Шутка ли: в пору расцвета в легендарных «Лабораториях Белла», которые исторически входили в корпорацию AT&T, трудилось 25 тыс. ученых, а сет сотрудников за свои исследования в степах Bell Labs получили Нобелевскую премию. Модель работала, компании столбили новые технологические пространства патентами, обширные исследовательские программы корпораций окупались.В последнее время корпоративная наука в целом сильно подрастеряла былую массовидиость (показательно, что в «Лабораториях Белла» сейчас  всего около тысячи исследователей), а ее фокус заметносместился подальше от возвышенных НИР  к практичным ОКРПервым заметил эту перемену, произошедшую в 1990-е годы, профессор Калифорнийского университета в Беркли Генри Чесбро. В своем исследовании 2003 года-^ он описал ее как появление «открытой модели инноваций», которая стала теснить традиционную закрытую модель. К тому моменту сформировалась отчетливая категория компаний, которые «открылись миру»: стали активно покупать разработки на открытом рынке, отдавать НИОКР иа аутсорсинг и регулярно взаимодействовать с «внешними» разработчиками и исследователями  вплоть до того, что почти совсем забросили внутрикорпоративные исследования. И при этом, как ни странно, ничуть не проигрывали конкурентам.

В этом смысле весьма показательна конкурентная схватка американских компаний Lucent и Cisco в сегменте сетевого оборудования, поскольку этот бизнес-кейс обладает чистотой почти лабораторного эксперимента. Корпорация Lucent Technology, выделившаяся из AT&T, изначально унаследовала от материнской компании лидерство в этом сегменте и крепкое исследовательское подразделение (те самые «Лаборатории Белла»),  таким образом являя собой классической образчик корпорации, работавшей по закрытой модели инноваций. Cisco Systems в середине 1990-х играла роль догоняющего. Причем открытая модель инноваций в этой компании была закреплена на уровне корпоративной структуры: привычный R & D-департамент отсутствовал, зато имелось мощное А&D-подразделение (от англ. acquisitions & development  «поглощения и развитие»), задачей которого было покупать более мелких игроков вместе с их технологиями и интегрировать в бизнес компании.Покупать было кого: сегмент сетевого оборудования бурлил, здесь появлялись сотни стартапов, часть которых, по иронии судьбы, запускали инженеры  выходцы из Lucent, решившие попытать счастья в роли технологических предпринимателей.
Теперь давайте проследим, к чему привела конкурентов реализация их стратегий в период с 1996-го по 2005 год. Согласно годовым отчетам, за эти 10 лет Lucent Technology потратила на НИОКР в общей сложности почти $28,5 млрд. Cisco на те же цели, с учетом затрат на сделки по поглощению технологических компаний (за это время было куплено 99 штук), чуть меньше  $27,7 млрд. Но результат отличался разительно. В 2005-м оборот Lucent составил $9,4 млрд, и на следующий год она была поглощена французской компанией Alcatel. Оборот Cisco в том же финансовом году достиг $24,8 млрд. Открытые инновации победили.

По отношению к крупным западным корпорациям стартапы все чаще начинают играть роль технологических «сталкеров», «поисковиков». И в этом есть большой экономический смысл. Мартин Хеммиг, адъюнкт-профессор CeTIM и преподаватель Стэифордского университета, выступая на прошедшем в ноябре Московском международном форуме «Открытые инновации», поделился результатами своего исследования: небольшим инновационным компаниям в среднем требуется в 2,5 раза меньше средств, чем крупным корпорациям, чтобы добиться сопоставимых результатов в НИОКР. Стартапы быстры, креативны, не зажаты корпоративной иерархией, — пояснил Хеммиг. — И могут себе позволить вещи, о которых крупные компании и не помышляют: например, выбросить на рынок еще сырой продукт, быстро получить обратную связь и довести его до ума за считанные дни. За счет скорости релиза новых продуктов они начинают наступать иа пятки корпорациям. Что делать крупным игрокам? Научиться использовать высокую динамику стартапов в своих целях — в той или иной форме. Вот для этого-то и нужна открытая модель!

А где были стартапы раньше? Почему их превосходство перед корпоративной наукой проявлялось
не столь явно и не столь массово? Дело в том, что кое-что переменилось в инновационном ландшафте в последние полтора-два десятилетия. Во-первых, в большинстве отраслей срок жизни продукта иа рынке изрядно сократился, а скорость разработки приобрела решающее значение в конкурентной борьбе. Во-вторых, многие по-настоящему революционные технологии в последнее время рождались на стыке сразу нескольких дисциплин. Между тем характерная особенность корпоративной науки (одновременно и сила, и слабость) — это сфокусированность па отраслевой специфике: ей трудно и дорого организовать междисциплинарные исследования. В-третьих, в развитых экономиках в полной мере проявились факторы, работающие на зарождение, воспроизводство и выживаемость самих стартапов — от отлаженных механизмов трансфера результатов интеллектуальной деятельности из «бюджетной» и университетской науки до раскрутившегося маховика венчурного инвестирования.Начало 2000-х не случайно стало временем разворота корпоративного мира к новой модели. «Раньше главным локомотивом технологического развития было «аппаратное» направление,  говорит Эско Ахо, консультативный партнер по вопросам корпоративных отношений и ответственности Nokia Corporation.  С тех пор фокус сместился в область программного
обеспечения и цифрового контента». Именно в этих сферах модель открытых инноваций была отточена и проявила себя во всем блеске.

Однако это не значит, что открытая модель пригодна только для ИТ-сектора. Ставку на стартапы делают даже в отраслях, где разработки требуют много времени, денег и инфраструктуры. Посмотрите, например, что происходит в предельно зарегулированной биофарме, где на создание и вывод па рынок нового препарата уходит в среднем 12-15 лет и более $1,2 млрд. Многие вертикально интегрированные фармкомпании (Eli Lilly, Merck и др.) за 2000-е годы успели трансформироваться в горизонтально-сетевые организации, передав иа аутсорсинг большую часть бизнес-функций, в том числе разработку. Глава американской венчурной компании Helix Ventures Евгений Зайцев называет это «постиндустриальным подходом»: крупные фармкомпании занимаются в основном производством, дистрибуцией и маркетингом, а над разработкой новых препаратов трудятся независимые команды, которые финансирует венчурный капитал. Зайцев приводит в качестве примера одну из своих бывших портфельных компаний BiPar Sciences: в 2005 году синдикат инвесторов вложил в стартап $60 млн, за четыре года компания разработала и довела до второй стадии клинических испытаний лекарство против рака молочной железы, после чего была продана за $500 млн фармацевтическому гиганту Sanofi-Aventis. Примечательно, что команда BiPar Sciences все это время не превышала... двадцати человек, зато это были лучшие управленцы и разработчики, собранные со всего рынка специально под проект. Весьма сомнительно, что подобной эффективности можно было бы добиться в рамках внутрикорпоративного исследовательского проекта крупной фармкомпании.У закрытой модели инноваций есть еще один врожденный недостаток: компания часто не в состоянии разглядеть возможности коммерциализации собственных разработок за пределами сферы своей специализации. Или двигает их на рынок будто нехотя, как побочный продукт деятельности. А ведь именно там могут таиться основные заработки и принципиально новые рынки!

В этом смысле у историков бизнеса притчей во язы-цех стала корпорация Xerox, учредившая в 1970 году корпоративный исследовательский центр PARC (Palo Alto Research Center) и собравшая туда элиту компьютерного инжиниринга и программирования. Центр не заставил себя долго ждать и действительно начал выдавать на-гора прорывные продукты: в 1973 году здесь был создан Xerox Alto — один из первых в мире персональных компьютеров, затем  стандарты сетевой передачи данных Ethernet, графический пользовательский интерфейс (GUI) и т. д. Однако многое производитель копиров и принтеров даже не пытался довести до состояния коммерческого продукта. Так, компьютеры Xerox Alto интенсивно использовались как рабочий инструмент самими сотрудниками PARC  по в открытую продажу долго не поступали! Недавно ветераны PARC вспоминали в американской прессе*5 весьма показательную историю, связанную с первым визитом соосиоватсля Apple Стива Джобса в их исследовательский центр в 1979 году. Предыстория такова: компания Apple Computers, которой в тот момент было от роду три года, уже являлась «горячей штучкой» Кремниевой долины и продавала свои компьютеры Apple II десятками тысяч. И у двадцатичетырехлетнего Стива Джобса возникла идея сделки: корпорации Xerox будет дозволено купить по сходной цене пакет акций Apple в ходе предстоявшего IPO, а за это она поделится некоторыми своими разработками из загашников PARC (сделка, кстати, в итоге состоялась). «Джобс был молодым лисом, а мы  курятником, куда ему очень хотелось залезть»,  шутили сотрудники исследовательского центра Xerox. И Стиву Джобсу показали компьютер Xerox Alto в действии.

 В те времена работать за компьютером в основном означало вводить команды па языке программирования с помощью клавиатуры. Джобс увидел нечто для той поры совсем фантастическое: компьютерная мышка кликала по «иконкам», открывались «окна», можно было написать электронное сообщение и отправить его по Ethernet-ceTH иа соседний компьютер... «Джобс пришел в возбуждение, — рассказывал потом инженер центра Ларри Теслер, проводивший демонстрацию.  Он начал прыгать по комнате и кричать: «Почему вы с этой штукой ничего не делаете? Это же величайшая вещь, революционная!» Известно, что под впечатлением от посещения PARC ои собрал свою проектную команду, работавшую над компьютером нового поколения, и поставил перед ней новую задачу: ему нужны была мышь, иконки, окна... Так у компании Apple появился продукт, на долгое время ставший флагманским,  компьютер Macintosh. А что Xerox? Xerox в 1981 году все-таки вывела свой Alto на рынок. Маркетинговой поддержки ему было оказано мало, продажи пошли слабо — и в конце концов корпорация вообще решила не играть па поле «персоналок». «Если бы Xerox тогда поняла, что у нее в действительности на руках, и использовала все свои преимущества, она бы стала больше, чем IBM, Microsoft и (нынешняя) Xerox вместе взятые,  крупнейшей технологической компанией мира», — любил повторять много лет спустя после этого Стив Джобс.

 Когда речь заходит о модели открытых инноваций, многие почему-то забывают, что это не одно лишь заимствование крупными корпорациями идей извне,  говорит Соломон Дарвин, профессор Школы бизнеса Калифорнийского университета в Беркли. — Модель предполагает двусторонний процесс: это притекающие и вытекающие потоки знаний.Управление инновациями в крупной компании в рамках открытой модели, пожалуй, будет посложнее, чем при закрытой. Чтобы наладить поток вовне, нужно для начала провести инвентаризацию интеллектуальной собственности и определить, какие внутренние разработки и технологии стратегически важны для бизнеса компании, а потому их стоит держать при себе. Все остальное можно двигать в большой мир, хотя тот не обязательно ждет с распростертыми объятьями: вопрос в том, как и кому именно предложить. Вариантов полно: лицензирование, продажа патента, формирование spin-oft-, создание совместной компании с другими технологическими игроками .

Еще менее формализуемо управление входящим потоком. Он должен складываться из многочисленных ручейков идей, разработок и компетенций, поступающих в компанию от самых различных контрагентов: научного, предпринимательского и экспертного сообществ, собственных дилеров, клиентов и даже конкурентов. «Не важно, каким образом вы привлечете к решению вашей задачи Большие Мозги  талантливых инженеров, представителей науки, инноваторов, не являющихся частью вашей компании, — важно, что так действительно можно свернуть горы!»  убежденно говорит Джои Белл, директор по стратегии и бизнес-развитию Philips Research. Вот только как инициировать эти процессы за внешним периметром компании  и улавливать результаты? «Корпорации начинают использовать сразу множество внешних источников инноваций,  говорит Том Стюарт из Booz & Company,  от краудсорсинга до приобретения сторонних компаний с готовыми идеями. Впору вводить понятие «облако инноваций». Но для корпораций это только обостряет внутреннюю управленческую проблему отбора идей и превращения их в проекты». Опыт эксплуатации открытой модели инноваций в мире накоплен уже немалый. Правда, в России она сталкивается со специфическими проблемами.

Политику административного принуждения крупного бизнеса к инновациям российское государство четко проартикулировало три года назад. С тех пор проделан большой объем бюрократической работы: Минэкономразвития писало методички, рассылало циркуляры с комплексом мероприятий и стрясало с компаний с госучастием планы инновационного развития. 60 крупнейших корпораций за это время приняли вполне инновационно-благообразный вид: программы написаны и утверждены, а в топ-менеджменте появились ответственные  вице-президенты и директора по инновационному развитию. «Речь идет о компаниях, на которые приходится более 25% российского ВВП,  говорит замдиректора департамента инновационного развития Минэкономразвития Павел Рудник.  Сформирована система мотивации менеджмента, вознаграждение которого поставлено в зависимость от реализации программ инновационного развития. Мы надеемся, что это создаст внутренний спрос на инновации и позволит начать формировать внешнюю инновационную среду».
Насколько это все всерьез и не для галочки? Критиков хватает. «Принудить к инновациям нельзя,  рассуждает Дмитрий Кулиш, директор по развитию продуктов компании «Р-Фарм».  Ишювации цветут иа свободном и конкурентном рынке. Они продукт работы мотивированного профессионала, чаще всего предпринимателя — в привычном смысле этого слова либо действующего в качестве менеджера в корпоративной среде. Инновационные идеи нельзя принудить к появлению: они неизвестно откуда на нас падают».


Кризис закрытой модели инноваций в нашей стране начался намного раньше, чем на Западе, хотя сами мы этого тогда не осознавали именно в таких терминах. Технологическое отставание наметилось еще в период существования мощных советских научно-производственных объединений с НИОКР полного цикла внутри и квазикорпораций в виде министерств с полным набором отраслевых НИИ. Крайнее воплощение принципа закрытости  «почтовые ящики», о реальном местонахождении и характере научных изысканий которых во времена СССР даже знать не полагалось.Сейчас мы видим, что многие крупные российские компании до сих пор не могут толком разобраться с доставшимися им в наследство от советской эры структурами внутрикорпоративных НИОКР и сделать их эффективными. Сокращают, реформируют, упраздняют; кто половчей и поответственней — пристроили свой блок фундаментальных исследований куда-нибудь в структуру РАН... Феномен «несварения инноваций» во всей своей неприглядной простоте: госсектор заполонил уже половину экономики страны, значимой конкуренции в большинстве секторов не наблюдается, особой необходимости экспериментировать с новыми технологиями и рисковать, чтобы оказаться па полшага впереди конкурентов, у крупных компаний нет. Как нет ни желания, ни привычки возиться с внешними «стартаперами с горящими глазами», которые вечно пытаются подсунуть какую-то свою разработку. Типичную точку зрения высказывает директор ФГАУ «Российский фонд технологического развития» Михаил Рогачев (в прошлом  топ-менеджер ЮКОСа и «Норникеля»): «В российских условиях сейчас легче что-то разрабатывать внутри корпорации. К тебе приходит человек и говорит: давайте я разработаю для вас вот это. А я не верю, что у него иа это достаточно ресурсов и времени!» Да и что могут предложить нынешние технологические стартаперы? В основном инновации россыпыо, отдельные решения. А крупный бизнес больше склонен если и брать технологии со стороны, то «оптом»  в виде решений интегрированных, желательно  уже полностью готовых к употреблению.

И вот в эту расстыкованную систему вмешивается государство со своей идеей принуждения к инновациям  раз уж наш малоконкурентный рынок сам не в состоянии никого вразумить. Причем обратите внимание: административный нажим ведется именно с целыо заставить крупный бизнес ввести у себя элементы открытой модели, то есть начать активно взаимодействовать с внешними разработчиками, где бы те ни находились — в пауке или бизнесе, и покупать с рынка хайтек в любых его формах (продукция, технология или стартап, ее создавший). Можно сколько угодно подтрунивать над эффективностью госмашины и говорить, что она способна навязать крупным корпорациям лишь имитацию открытой модели инноваций. Однако даже у имитации будет предписанная структура и интерфейсы взаимодействия с внешним миром. Ведь до недавнего времени изобретатели и стартаперы, пытавшиеся пристроить разработку крупной промышленной компании, просто не находили правильной точки входа: на стороне корпораций не было догово-роспособпых менеджеров, имевших право принимать решения. Сейчас по административному велению они есть. А значит, начинают работать и отчитываться. А если корпорации повезет с толковым и неравнодушным ответственным  имитация превратится во вполне рабочую модель... Так что принуждение к открытости, возможно, действительно единственный выход в наших условиях. Глядишь, и сработает фнаш старый, закрепленный даже в российской песенной традиции принцип: ухнем, а дальше само пойдет.   







вернуться
 
 
Главная            Владельцам сайтов            Дизайнерская            Важные материалы            О проекте           Обратная связь
© 2010, Баннерный агент. Все права защищены.
Продажа и покупка баннеров с качественных сайтов.